Отче наш

Как помочь?

Принцип первый: молитесь, проникнувшись Божьей любовью! «…когда молитесь, говорите: Отче наш» (Лк. 11:2)

Легко разговаривать с тем, кто вас любит и кого любите вы. Совсем непросто общаться с незнакомым и недоброжелательным человеком. Сын царя может запросто забраться к отцу на колени, тянуть за волосы, признаваться в любви и совершенно свободно попросить о какой-либо нужде. Однако если бы слуга решился обойтись с царем подобным образом, он был бы серьезно наказан.

Мартин Лютер вспоминал о своих чувствах при свершении первой мессы, когда он произнес слова: «Тебе, Богу живому, вечному, истинному, приносим мы…»: «Как только я дошел до этих слов, неизъяснимый ужас обуял меня. Я подумал: «Как могу я обратиться с этими словами к Всевышнему, видя, что все люди должны трепетать даже в присутствии земного князя? Кто я таков, чтобы возносить очи мои или вздымать руки мои к Всевышнему Богу? Ангелы окружают Его. По мановению Его руки земля трепещет. Могу ли я, жалкий маленький человечишка, сказать: «Я желаю того, я прошу этого»? Ибо я прах и пепел, и исполнен греха, и я обращаюсь к живому, вечному и истинному Богу». Лютер огромным усилием воли унял в себе эту панику и это отчаянье. Ему недоставало тогда духовного возрождения, чтобы чувствовать родственное отношение к Богу.

Чтобы не каменеть пред Богом, но общаться с Ним, нужно родиться от Него! «А тем, которые приняли Его, верующим во имя Его, дал власть быть чадами Божиими, которые ни от крови, ни от хотения плоти, ни от хотения мужа, но от Бога родились (Иоан.1:12,13).

Рождение от Бога происходит с тем, кому открылось, что без Бога он обречен на вечные муки, кто ощутил призыв Святого Духа к покаянию, кто ответил на призыв и доверился Христу как Спасителю. Рожденный от Бога обретает новую природу – он любит Христа, Его церковь, питает себя Божьим Словом, раскаивается, когда согрешает по немощи. Он стремится творить добро. С изменением его природы изменился и вектор его жизни: он сознает себя странником и пришельцем на этой земле. Одной из важнейших потребностей его новой природы является молитва. Как ребенок возвещает о своем появлении на свет криком, так и родившийся духовно человек не может не молиться. О покаявшемся Савле было сказано: «Он теперь молится» (Деян.9,11).Слова «теперь молится» показывают, что раньше молитвы Савла не были сыновними молитвам. Только через духовное рождение Савл обрел право на них.

Августин Блаженный, как и Савл, получивший возрождение, но только четыре столетия спустя, не мог забыть чудного опыта первых молитв: «…Как взывал я к Тебе, Боже мой, читая псалмы Давида, эти христианские песнопения, звучавшие благочестием, изгонявшие дух гордыни… Как взывал я к Тебе в этих псалмах, какая любовь к Тебе вспыхивала от них, каким желанием горел я прочесть их, если бы мог, всему миру, сокрушая ими человеческую гордость! Но их ведь и поют по всему миру, «и никто не может скрыться от огня Твоего». …сама с собой для себя самой пред лицом Твоим в сыновней любви изливается душа моя».

Однако для полноценной молитвы одного факта рождения свыше не всегда достаточно. Есть христиане, слабо вдохновленные Божьей любовью. Бог видится им слишком святым и недоступным, постоянно сердящемся на их прегрешения. Они считают, что еще не заслужили Господней любви. Они не способны радостно поклоняться Богу, потому что находятся в тисках вины. Их молитвы достигают максимума только в горестных вздохах «Господи, помилуй! Господи, помилуй!». Подобно младенцам, они чувствуют нужду в заботе и питании, но не осознают, как они дороги своим родителям. Таким христианам нужно библейское откровение о Божьей любви, которое дано в словах «Отче наш». Сильной и действенной молитвой движет только любовь Небесного Отца, принятая верой.

Как ощутить Божью любовь?

Некоторые люди осознают ее, вспоминая все благодеяния Бога, оказанные им. Другие ревнуют о мистическом опыте ее излияния в сердце. Христос же призывает нас взглянуть на любовь Божию, через пример самого лучшего земного отца и сказать себе: «А любовь Божия неизмеримо больше!». Христос учил:

«Какой из вас отец, [когда] сын попросит у него хлеба, подаст ему камень? или, [когда попросит] рыбы, подаст ему змею вместо рыбы? Или, если попросит яйца, подаст ему скорпиона? Итак, если вы, будучи злы, умеете даяния благие давать детям вашим, тем более Отец Небесный даст Духа Святого просящим у Него (Лук.11:11-13).

Но где нам взять пример самого лучшего земного отца, чтобы он послужил приблизительным прототипом любви Отца Небесного? Для нас послужит примером не любовь Давида к другу Ионафану или Соломона к Суламите — здесь любовь равных в нравственном отношении людей. Мы рассмотрим любовь Давида к сыну Авессалому. Любовь, выше которой может быть только любовь Бога.

…Проблемы с детьми начались у Давида с Авессалома. Именно этот весьма красивый и амбициозный царевич с холодным расчетом убил сводного брата Амнона. Убил за насилие, причиненное своей сестре Фамари. Давид до глубины души был потрясен трагической смертью своего первенца и многие дни плакал о нем. Он не желал утешиться в горе, потому что навсегда потерял надежду о престолонаследнике и о верном защитнике своей старости… Он хотел предать убийцу смерти, но тот сбежал к своему дедушке по матери, царю Гессурскому…

• Отцовская любовь проявляет больше милости, чем гнева!

Время залечивает раны, залечило оно и сердечную рану Давида. Боль утихла. Унялся и праведный гнев на Авессалома. Ему было позволено вернуться с чужбины, но запрещено видеть лицо царя. Это было весьма малым наказанием, ибо по закону Моисея Авессалома следовало бы предать смерти – его отмщение брату не было адекватным преступлению.

Если так обошелся с преступным сыном земной человек, то Бог обходится еще милостивее. Его милость неизменно превозносится над судом! Христос учил: «…да будете сынами Отца вашего Небесного, ибо Он повелевает солнцу Своему восходить над злыми и добрыми и посылает дождь на праведных и неправедных» (Матф.5:45). «Он благ и к неблагодарным и злым» (Лук.6:35). Только в небесах мы узнаем, скольких смертных приговоров нам удалось избежать благодаря милости Бога!

• Отцовская любовь прощает непрощаемое!

Через два года по прибытии в Иерусалим Авессаломов добился встречи с отцом и, пав на землю, умолял о восстановлении отношений. Отец умилосердился и простил его. И вот что важно: в знак прощения Давид поцеловал его!

Представьте себя на месте Давида: вы лишились первенца, которого безмерно любили и на которого возлагали надежды. И вот перед вами стоит злодей, который не в порыве аффекта убил вашего сына, но с холодным расчетом. Смогли бы вы простить его от всего сердца? Смогли бы вы вдобавок поцеловать его? Я бы нет! Однако Давид целует Авессалома! И это не все! Давид восстанавливает его в правах царевича и наделяет немалыми финансовыми возможностями! Это было действительно прощение непрощаемого!

Дорогие друзья, неужели любовь Божия свершила меньше, чем любовь Давида? Мы были повинны в смерти единородного Сына Божия. Наши грехи привели Иисуса на крест, однако, вместо наказания убийц Своего Сына Небесный Отец примиряется с ними и посылает на землю к бывшим убийцам Утешителя — Святого Духа… Святого Духа богословы назвали «поцелуем Бога». Разве они не правы? Любить такой прощающей любовью способен только Бог!

• Отцовская любовь желает спасения даже извергу!

Отнести к Авессалому эпитет «изверг» не будет преувеличением. Вскоре после прощения и восстановления в правах он завел себе лошадей, колесниц и скороходов. Авессалом построил памятник в царской долине, чтобы увековечить в истории Израиля свое имя, ибо не имел сыновей (вероятно, они умерли в раннем возрасте). Однако вскоре его честолюбивые замыслы устремились на захват престола Давида. К этой операции он готовился весьма тщательно.

«И вставал Авессалом рано утром, и становился при дороге у ворот, и когда кто-нибудь, имея тяжбу, шел к царю на суд, то Авессалом подзывал его к себе и спрашивал: из какого города ты? И когда тот отвечал: из такого-то колена Израилева раб твой, тогда говорил ему Авессалом: вот, дело твое доброе и справедливое, но у царя некому выслушать тебя. И говорил Авессалом: о, если бы меня поставили судьею в этой земле! ко мне приходил бы всякий, кто имеет спор и тяжбу, и я судил бы его по правде. И когда подходил кто-нибудь поклониться ему, то он простирал руку свою и обнимал его и целовал его. Так поступал Авессалом со всяким Израильтянином, приходившим на суд к царю, и вкрадывался Авессалом в сердце Израильтян» (2Цар.15:2-6).

Когда практически весь Израиль встал на сторону Авессалома, он, собрав войско, двинулся на Иерусалим и без боя взял его. Давид с верными ему войсками оставил город, а народ радостно приветствовал самозванца. Люди полагали, что Бог отступил от Давида и за Авессаломом будущее. На сторону мятежников перешел и мудрейший советник Давида Ахитофел. Он был дедом Вирсавии и, видимо, много лет таившаяся горечь проснулась в его сердце. Ахитофел вспомнил, что из-за Давида он потерял прекрасного зятя Урию и решил, что настал удобный момент отомстить за его смерть.

На военном совете Ахитофел внес предложение немедленно преследовать Давида и убить его. И Писание повествует о невероятном: «…понравилось это слово Авессалому и всем старейшинам Израилевым» (2Цар.17:1-4). Какая неслыханная подлость! Авессалому понравилось предложение убить отца, словно он не знал заповеди «почитай отца и мать», словно отец не простил его, не восстановил в правах сына и не снабдил средствами к существованию!

Мне доводилось принимать исповедь девушки, которая отравила свою мать — алкоголичку. Девушка решилась на этот шаг, потому что хотела избавиться от позора иметь опустившуюся, невменяемую мать. Авессалому же понравилось убить примерного отца, Божьего пророка, сладкого псалмопевца Израиля! Все отцовское добро было забыто, перечеркнуто, растоптано! Какая невероятная неблагодарность и жестокость!

Через некоторое время войска Авессалома и Давида должны были вступить в битву. Давид провожает напутствием свое небольшое войско. Он не просил их: «Ребята! Будьте храбры! Сражайтесь за царя и отечество! На нашей стороне правда и Бог!» Он просит об одном: «сберегите мне отрока Авессалома!». Для царя важна была не столько громкая победа, сколько жизнь сына-изверга! Если сын желал ему смерти, то отец не платил той же монетой.

Когда скороход Ахимаас прибежал возвестить царю о победе, то первый вопрос семидесятилетнего Давида был не о трофеях или численных потерях армии, а «…благополучен ли отрок Авессалом?» (2Цар.18:29).

Вы встречали подобную отцовскую любовь? Я не встречал! Ей нет равной в истории! И все же мы должны с благоговением сказать: любовь Божия больше! Она желает спасения извергу! Нет такого греха, который Бог не захотел бы простить! У Бога все великое, в том числе и любовь. Бог говорит: «Скажи им: живу Я, говорит Господь Бог: не хочу смерти грешника, но чтобы грешник обратился от пути своего и жив был. Обратитесь, обратитесь от злых путей ваших; для чего умирать вам, дом Израилев?» (Иез.33:11).

• Отцовская любовь не отрекается от своего отцовства!

Невозможно без сердечного потрясения слушать причитания убитого горем отца, получившего известие о гибели сына: «И смутился царь, и пошел в горницу над воротами, и плакал, и когда шел, говорил так: сын мой Авессалом! сын мой, сын мой Авессалом! о, кто дал бы мне умереть вместо тебя, Авессалом, сын мой, сын мой!» (2Цар.18:33).

Давид не сказал: «ну и поделом тебе, отцеубийца! Собаке — собачья смерть!». В своем горьком плаче он непрестанно повторяет: «Сын мой! Сын мой!».

Неужели царь забыл лицемерие Авессалома, когда тот обольстил Израиль ложью и показной добротой? Нет, не забыл, но он все равно не отрекается от отцовства!

Неужели Давид не был крайне возмущен поруганием над своей мужской честью, когда Авессалом поставил на крыше дворца палатку, чтобы все видели, как он спит с царскими наложницами? Да, был возмущен и, однако же, не отрекся от отцовства!

Неужели Давид не понимал, что Авессалом вел войска в сражение, чтобы его убить? Понимал, и, однако, не отрекся от отцовства!

Мы стоим потрясенные этой историей: в нашем грешном мире был отец, который любил не сына-героя, а сына-злодея бескорыстной, жертвенной, нежной, стойкой любовью! Был как исключение из правил! Был как прообраз Божьей любви! И перед этим примером Давида нам, отцам, неловко и даже стыдно – насколько наша любовь мелка и эгоистична!

Однако, сравнивая любовь Давида к Авессалому, мы должны снова и снова повторить: любовь Божия неизмеримо больше!

Ведь Бог также не отрекается от своего отцовства. В изумительной притче о блудном сыне показан характер Бога. И в ней есть важная деталь: старший брат, уверенный в своей порядочности, отрекается от своего непутевого брата ради возвращения которого был устроен грандиозный пир. Отец же не отрекается от отцовства, но говорит: «сын мой был мертв и ожил, пропадал и нашелся».

Бог не отрекается от Своего Отцовства, потому что оно не было случайным делом, как у земных отцов. Бог рождает себе чад Словом истины, в соответствии с предвечным замыслом, учрежденным прежде вековых времен. Аннулировать Божье отцовство значило бы аннулировать Его план, разорвать золотую цепь спасения (Римл.8:30), обесценить ценность нового творения (2 Кор. 5:17). Но самое главное, была бы уничижена Отцовская способность вразумления непокорных детей. В отличие от бессильного Давида, сильный Бог способен научить праведности. «Ибо, кто ест и пьет недостойно, тот ест и пьет осуждение себе, не рассуждая о Теле Господнем. От того многие из вас немощны и больны и немало умирает. Ибо если бы мы судили сами себя, то не были бы судимы. Будучи же судимы, наказываемся от Господа, чтобы не быть осужденными с миром» (1Кор.11:29-32).

«…сын мой! не пренебрегай наказания Господня, и не унывай, когда Он обличает тебя. Ибо Господь, кого любит, того наказывает; бьет же всякого сына, которого принимает. Если вы терпите наказание, то Бог поступает с вами, как с сынами. Ибо есть ли какой сын, которого бы не наказывал отец?

Если же остаетесь без наказания, которое всем обще, то вы незаконные дети, а не сыны. Притом, [если] мы, будучи наказываемы плотскими родителями нашими, боялись их, то не гораздо ли более должны покориться Отцу духов, чтобы жить? Те наказывали нас по своему произволу для немногих дней; а Сей — для пользы, чтобы нам иметь участие в святости Его» (Евр.12:5-10).

Неужели кому-нибудь под силу пересилить Бога?

Все, что Бог делает в конце концов безмерно увеличит Его славу! Он ни в чем не проиграет!

• Отцовская любовь готова гореть в пламени ада, только бы туда не попал сын!

Доказательство этому утверждению мы находим в словах: «о, кто бы дал мне умереть вместо тебя!». Можно понять желание родителей пожертвовать собой ради хороших детей, но умереть вместо «отморозка»… А Давид желал умереть вместо Авессалома и, если бы такая возможность была, он бы не колеблясь занял его место на дубе и подставил свое сердце острой стреле.

«И обратилась победа того дня в плач для всего народа; ибо народ услышал в тот день и говорил, что царь скорбит о своем сыне. 3 И входил тогда народ в город украдкою, как крадутся люди стыдящиеся, которые во время сражения обратились в бегство. 4 А царь закрыл лице свое и громко взывал: сын мой Авессалом! Авессалом, сын мой, сын мой!» (2Цар.19:2-4).

На такую скорбь способна только великая отцовская любовь!

Бог не может любить, как самый лучший отец. Он любит в миллион раз больше! Он любит своих чад сильной, сострадающей, прощающей, самозабвенной, бескорыстной, нежной, жертвенной любовью! Давид не мог умереть вместо грешного сына, не мог вместо него сойти в ад, однако, Бог сделал это! Сделал в лице Сына Своего возлюбленного, Чьи Голгофские страдания были адскими по своей силе и глубине. Голгофа Сына была так же и Голгофой Отца. Большего доказательства любви к грешникам не существует во всей вселенной!

И вывод, который мы делаем не может быть иным, нежели у Апостола Павла, которому было дано глубокое понимание влияния Искупления на нашу судьбу:

«Что же сказать на это? Если Бог за нас, кто против нас? Тот, Который Сына Своего не пощадил, но предал Его за всех нас, как с Ним не дарует нам и всего? Кто будет обвинять избранных Божиих? Бог оправдывает [их]. Кто осуждает? Христос Иисус умер, но и воскрес: Он и одесную Бога, Он и ходатайствует за нас. Кто отлучит нас от любви Божией: скорбь, или теснота, или гонение, или голод, или нагота, или опасность, или меч? как написано: за Тебя умерщвляют нас всякий день, считают нас за овец, [обреченных] на заклание. Но все сие преодолеваем силою Возлюбившего нас. Ибо я уверен, что ни смерть, ни жизнь, ни Ангелы, ни Начала, ни Силы, ни настоящее, ни будущее, ни высота, ни глубина, ни другая какая тварь не может отлучить нас от любви Божией во Христе Иисусе, Господе нашем» (Рим.8:31-39).

Если вы серьезно воспринимаете любовь Бога, вы не сможете не молиться! Не сможете не умиляться сердцем! Ибо искренняя, действенная молитва должна быть движима любовью Бога! Иначе она суха, неискренна, обременительна.

Поверили ли вы Богу, что Он любит вас несравненно больше, чем Давид своего непутевого сына? Тогда откройте ваше сердце для Божьей любви! Насколько есть у вас силы, благодарите Бога за любовь, воспевайте ее, утешайтесь и ободряйтесь ею. Закрываясь от нее, вы подрезаете крылья молитве. Тот, кто верит в Божью любовь, тот и будет пламенно молиться!

(Продолжение следует…)

Вам так же может быть интересно:

2 Коммент. к статье “Отче наш”

  1. 2
    Евгений говорит:

    Благодарю Вас за статью, за труды Ваши!
    Душевная статья.
    Во время прочтения статьи, ощутил сильные душевные переживания.
    После её прочтения усиливается любовь к Господу.

    Благослови Вас Господь, за Ваши труды, в помощи другим, об осознании своих чувств к Господу и ближнему своему.
    Спасибо, Спасибо и ещё раз огромное Спасибо!

  2. 1
    Света говорит:

    Благодарение Богу за Его Божие водительство:Он помог в нужный момент обратиться за данным духовным размышлением для помощи приближающимся к Богу.Это помогает и мне еще больше приблизиться к Нему.

Вы можете оставить комментарий или задать вопрос

 Максимальное количество символов
ЧИСТЫЙ ИНТЕРНЕТ - logoSlovo.RU Каталог христианских сайтов Для ТЕБЯ