Меня призвал к пасторству Бог

Как помочь?

Крещение Мне было уже 26 лет, и пришло время серьезно задуматься о женитьбе. Когда-то Ю.С.Грачев пожелал мне не связывать себя семейными узами до 25 лет, чтобы больше потрудиться для Господа, и я без труда исполнил это пожелание.  Когда сердобольные верующие спрашивали меня, скоро ли  я женюсь, я отвечал: «После 25!»

После наступления этой знаменательной даты я начал молиться о спутнице жизни. Одиночество стало тяготить меня, но почему-то Господь не отвечал на мои просьбы – я никак  не мог влюбиться.  Я даже подумывал, не предназначено ли мне Богом остаться одному? Такая перспектива меня не радовала, но я считал неприемлемым выбирать невесту только по внешним данным и вступить в брак лишь ради исполнения заповеди плодиться и размножаться.  Я хотел ясного водительства Божьего и жаждал настоящей любви.

 Как руководитель молодежи я не имел права ухаживать то за одной, то за другой сестрой.  Нужно было подавать молодежи  добрый пример своим поведением, чтобы не утратилось их доверие ко мне, как  наставнику.

Я ждал Божьего указания, однако Небо молчало.… И тогда я решил «уйти в Бога» — искать более тесных с Ним отношений.   Мы часто пели песню «Я не хочу полуправды, я не хочу полуцели, я не хочу, чтобы струны в сердце без песен звенели». И мне не хотелось (и теперь не хочется!) жить кое-как. Я читал книги о героях веры  и видел, что у них получалось жить во Христе гораздо лучше, чем у меня.  Мне была  нужна духовная поддержка, возможность обсудить накопившиеся вопросы с людьми, испытанными в вере.               Юрия Сергеевича Грачева уже не было на свете, перешел в мир иной и наставник молодежи старец А.А. Шкуратов, отсидевший за веру в сталинские времена десять лет.  И я решил зарабатывать отгулы для путешествий по церквам в надежде пообщаться с людьми, сильными в вере. Но где их найти, я не знал. И опять Господь в Своей великой любви и милости помог мне таких людей найти. 

В нашу церковь приехал Яков Щукин – представительный, импозантный мужчина лет сорока. Яков был годовалым ребенком, когда  в начале 30-х годов расстреляли его отца — пресвитера Одесской церкви ЕХБ.  Яков со слезами слушал Слово Божие, мог интересно рассуждать о нем, однако до полного посвящения жизни Христу у него дело не доходило.

Логвиненко Он был в тесной дружбе с пресвитером Одесской церкви Василием Ефимовичем Логвиненко. Ему-то он и рассказал про молодого куйбышевского проповедника. Василий Ефимович пригласил меня через Якова  посетить Одессу. Вот где пригодились мне  отгулы! Я решил заехать в Крымск к  давнему другу Сергею Сусляеву, а потом отправиться в знаменитый Киев, где были, как я слышал, сильные проповедники, великолепные хоры, множество молодежи. Из Киева я планировал попасть  в Одессу. Впоследствии  Крымск и Одесса сыграют в моей судьбе значительную роль.

Крымск — симпатичный городок в Краснодарском крае, удивил меня своей чистотой и зеленью. Дома выбелены, заборы покрашены. Воздух наполнен  ароматами цветов и плодов: виноград, черешни, сливы, абрикосы росли прямо на улице. Во дворах и палисадниках много цветов. Любимая Ялтинская улица ни в какое сравнение не шла с улицами Крымска.  Загорелые приветливые лица и мягкий южный говор радовали глаз и слух. Я не мог и предположить, что на долгие годы Крымск станет моей второй родиной.

Сергей уже лет пять жил здесь с женой, ее матерью и двумя маленькими детьми. Он был особенным человеком, тонко чувствовавшим стихию духовной жизни. Он стремился к личному общению с Богом, получал от Него откровения, и его слова всегда вдохновляли меня в стремлении к большему посвящению Господу. У него в доме я впервые прочитал книгу Иоанна Кронштатского «Моя жизнь во Христе» и увидел, как многое в его переживаниях было мне близко и понятно.

В Крымске я познакомился с милыми девушками Валей и Наташей Просвиряковыми – младшими сестрами жены Сергея Ольги. Знакомство, конечно, было на уровне «как вас зовут», и не более того. Если бы я знал, что через несколько лет Валя станет моей женой, я бы уделил ей больше внимания!

…Итак, я прибыл в Одессу, разыскал дом Василия Ефимовича и целую неделю был с ним, наблюдая за его пасторской работой. Он брал меня на похороны, на посещения больных, водил на экскурсию в пятидесятническую общину.

            В Василии Ефимовиче, я увидел мудрого и смиренного пастыря. Я говорил себе: вот какими должны быть святые люди! Мне рассказывали, что один из сыновей Василия Ефимовича страстно увлекся игрой в футбол, но в его жизни не было места для Бога. Однажды во время игры на  поле сын увидел на трибуне своего отца, который  не выражал никакого восторга по поводу его успеха.  Он переживал о том, что сын не играет в Божьей команде. Этот  матч стал для сына последним. Он посвятил жизнь Господу и через несколько лет был избран пастырем церкви.

             Когда в 1979 году Василий Ефимович стал Старшим пресвитером по РСФСР, и  приехал к нам в церковь, молившуюся  об избрании нового пастора взамен уходящего на покой старца Ивана Васильевича Голубкова, он сказал служителям: «Среди вас есть пастырь. Его мы будем в свое время избирать!» Я не знал тогда, о ком из братьев он говорит, ведь многие из них были способны нести это служение. Он же имел в виду меня.  Два года назад этот драгоценный брат ушел к Господу, и в его лице мы потеряли человека, который говорил от Духа Святого.

карамалак Мои поиски духовных наставников привели меня к встрече с Марией Ананьевной Грачевой (Карамалак). В 1976 году друзья из Волгограда сообщили, что у них благовествовала удивительная девушка из Кохтла-Ярве, через которую много молодежи обратилось к Господу. Меня это сообщение  очень заинтересовало: не так много людей приходит к вере в Бога даже через опытных служителей, а тут через девушку толпы обращаются к Господу. И я решил пригласить ее в нашу церковь.

Она приехала к нам в конце лета. Мы собрались на даче у Климушкиных близ Загородного парка. Спели несколько песен, и Мария начала проповедовать. Она говорила о чистоте сердца, которая обретается через кровь Иисуса Христа. Слова были простыми и сопровождались удивительными жизненными историями, подтверждавшими, что Бог существует и ныне творит чудеса.

Мария работала  на сланцеперерабатывающем предприятии в Кохтла-Ярве в Эстонии.  Однажды она отравилась парами какой-то кислоты. У нее возникли серьезные проблемы с желудочно-кишечным трактом, до критической отметки упал гемоглобин, опухли суставы. Прежде чем встать с постели ей необходимо было делать массаж каждого сустава.  Сестра соблюдала строжайшую диету, но все равно чувствовала себя из рук вон плохо. Однажды в их небольшое собрание приехал брат Петр Васильевич Яковлев из Ленинграда – глубокий молитвенник и страстный проповедник. Ему и рассказала Мария о  проблеме со здоровьем. Когда брат совершил над ней молитву с возложением рук, словно волна огня прошла по ее телу — она почувствовала себя здоровой! Это было великим чудом для нее самой и ее друзей. Медсестра, проверившая анализ крови после молитвы исцеления, расплакалась: «У тебя гемоглобин стал, как у мужчины!»

            О, как приятно было слышать свидетельство о явлении силы Божьей в жизни  современников!  Оно никого не оставило равнодушными — человек 25 из молодежи молились о прощении своих  прегрешений и о святом образе жизни.

На следующий год я решил навестить Марию Ананьевну в ее городе.  Одновременно со мной в ее квартире собрались гости из других городов. Мне  никогда не забыть той чудесной духовной атмосферы, в которой мы пребывали те дни. Размышления о Слове Божьем чередовались с глубокими и долгими молитвами. Там я узнал, что Мария была дочерью сосланного в Сибирь служителя и обратилась к Господу на Алтае, будучи студенткой  первого курса педагогического института. Как верующий человек, она была исключена из него. Поскольку Эстония была страной более-менее свободной в религиозном отношении, она переехала туда. Пела в церковном хоре, рассказывала стихи на служениях. Господь провел ее через большие испытания, чтобы научить доверять Его неизменным обещаниям и строить на них веру.

Общение с Марией Ананьевной произвело на меня большое впечатление, однако некоторые жизненные вопросы я хотел бы обсудить именно с братом-служителем.   Мария Ананьевна дала мне телефон Ивана Адамовича Тоги, который жил в Таллинне, и я отправился к нему.

Этого высокого худощавого шестидесятилетнего финна я видел впервые. Я поведал ему о беспокоивших меня проблемах, и мы вместе молились об их разрешении. В своей молитве Иван Адамович просил: «Господи! Запиши имя этого брата на моем сердце!».  Эти слова почему-то мне запомнились. Прошло менее года, и я узнал, как точно исполнил Бог молитву своего слуги! Он соединил нас тридцатилетней дружбой, и если бы не смерть Ивана Адамовича, эта дружба продолжалась бы до сего дня!

Тоги Тоги старался быть чутким к влиянию Духа Святого и, слушая чей-то рассказ, он внутренне молился, чтобы Господь наставил его дать правильный совет. «И когда я начинаю говорить, — делился опытом Иван Адамович, — Бог помогает мне найти нужные слова, напоминает  необходимые тексты Писания, а также какие-то жизненные истории». Случалось, что совет брата казался людям неприятным.

 Однажды  женщина пришла к нему поделиться  проблемами греховного поведения.

Он спросил ее, почему она не обратилась к пастырю своей церкви. «Об этом я могу рассказать только вам», — был ответ.

Рассказав о своих похождениях, женщина заключила:

 - Как мне теперь стало легко, ибо я вам все рассказала!

- А мне стало тяжело. То, что ты рассказала мне, теперь расскажи своему пастырю!

- Я этого ни за что не сделаю!- испуганно возразила женщина.

- Тогда это сделаю я! Только ты будешь при этом присутствовать!

Они поехали к пастырю, Иван Адамович передал суть  исповеди женщины. 

Тут я спросил:

-А разве можно «выдавать» человека? Почему не сохранить тайну исповеди?

- Я видел что она, несмотря на свое исповедание, находится в узах греха. И ей было нужно более крепкое лекарство, чем исповедь».

Эту женщину отлучили от церкви. Она поняла серьезность греха, искренне раскаялась в нем и получила полную свободу. Со временем она стала самым лучшим душепопечителем в церкви. Многие люди через ее служение получили освобождение от власти запинающего греха.   

            Иногда Иван Адамович слышал голос Божий. (Подробно об этих случаях рассказывается в книге «Осужденный по 58 статье, напечатанной издательством «Библия для всех») Однажды на служение в его церковь неожиданно приехали финны и примостились на последних скамьях. Вскоре пресвитер получил от них записку, что гости желают сказать приветствие. Пресвитер повертел в руках записку и, не зная, как правильно поступить, передал ее Ивану Адамовичу со славами: «Что ты скажешь?». Давать слово иностранцам в те времена было рискованным – они что-нибудь крамольное скажут, и жди затем неприятностей. Получив записку, Иван Адамович хотел было написать: «Поскольку мы гостей не знаем, нам не следует давать им слова», как тут же услышал голос Божий «Не отказывай!» И тогда он написал: «Я думаю, им можно дать слово. Я помогу с переводом».

Пресвитер объявил выступление гостей и один из них направился к кафедре, где его поджидал Тоги. Они поздоровались:

-Микко – представился гость.

-Йоганнес Тоги! – ответил Иван Адамович, пожимая гостю руку.

 И вдруг Микко воскликнул:

-Йоганнес? Это ты? Я же  Микко Пиппаренен, твой друг детства!

И они заплакали на плече друг у друга. Не виделись друзья сорок лет!

Весной 1979 года в гостях у Марии Ананьевны собрались верующие из Куйбышева, Ташкента, Волгограда, Запорожья   На этот раз с нами был Иван Адамович. Все начали делиться добрыми вестями из своих церквей. Дошла очередь до меня, и я принялся рассказывать о строительстве Дома молитвы. Иван Адамович поинтересовался размерами дома и сметной стоимостью. Этой информацией я не располагал и, продолжая тему, сказал, что успехом нашего строительством мы обязаны стараниям брата Клименко. Оказалось, Иван Адамович был с ним хорошо знаком.  Приезжая на совещания эстонского братства, Андрей Евтихиевич неизменно останавливался у него дома, ибо Тоги знал и русский, и эстонский языки.  В заключение своего краткого рассказа я добавил: «Скоро мы будем избирать нового пастыря. Наш старец-пресвитер объявил, что в новый молитвенный дом нужно войти с новым пресвитером».

И тут очень спокойно, как бы между прочим Иван Адамович произнес:

- А мы знаем, кто будет пресвитером!

- Кто? – удивился я.

- Виктор!

- Конечно, — согласился я, — у него пятеро детей и он кончил Библейские курсы. Это действительно достойный брат! Вам об этом Андрей Евтихиевич сказал? (тогда в  Куйбышеве у нас было несколько замечательных братьев по имени Виктор).

- Да, Клименко приезжает в Эстонию, чтобы решать, кого поставить в Куйбышеве! – засмеялся Тоги. И потом серьезно добавил:

- Виктор, который сидит здесь, будет пресвитером!

От изумления я растерялся и не знал, как вести себя дальше.

 Тоги продолжил:

- Мне об этом сказал Святой Дух!

- Но я же неженатый!

- И этот вопрос решать будешь. У нас в Эстонии не ставят на пастырское служение неженатых людей.

…Вышел я с общения растерянный. Я еще не знал, что Иван Адамович не раз удостаивался чести слышать голос Божий, и не знал, как относиться к этому предсказанию: как к человеческой фантазии или как к Божьему откровению. Мария Ананьевна посочувствовала: «Трудно в наше время быть пастырем — КГБ замучает…»

Вечером того же дня Иван Адамович говорил в церкви проникновенную проповедь, от которой хотелось каяться. И, подойдя ко мне после служения, он предложил присесть на скамью. «Дорогой брат, — обратился ко мне  человек Божий, — то, что я сказал тебе – сказал очень серьезно! Тебя будут избирать пресвитером – смотри, не отказывайся!»

Вот с такой новостью вернулся я из Кохтла-Ярве в родной Куйбышев. Сказать о ней братьям я не решался – подумают, что впал  в обольщение. Поделился только с другом – Володей Зубаревым, решив ожидать развития событий.

А они стали разворачиваться странным и неприятным для меня образом.   

…Виктор  Павлов, нынешний пресвитер Чапаевской церкви ЕХБ,  пригласил молодежь из Куйбышевской церкви на свою свадьбу. Молодежь была всегда легкой на подъем, особенно если речь шла о посещении брачного торжества, и к указанному сроку 29 сентября 1979 года мы прибыли в Ульяновск. Когда мы вошли во двор дома молитвы,  нас встретили встревоженные братья:

- Виктор! Выручи нас! Павлов пригласил брата Крекера Якова Абрамовича пресвитера из нерегистрированной властями общины Совета Церквей ЕХБ, для совершения бракосочетания. Уполномоченный откуда-то узнал об этом и пригрозил закрыть церковь, а жениха с невестой отправить в тюрьму. Не мог бы ты провести бракосочетание?

- Это невозможно!  Я не рукоположенный служитель. Какое право я имею молиться о новобрачных?

-  Да мы сами помолимся, лишь бы ты наставление им сказал!

- Я же не готовился к этому событию! Почему бы кому-то из вас не проповедовать?

- Наш пастырь очень старенький и в этой обстановке он растеряется. К тому же приехало много гостей и нужна хорошая проповедь! Помоги нам, а Бог поможет тебе!

Видя умоляющие взоры братьев, я решил рискнуть проповедовать экспромтом, но молитву о новобрачных попросил совершить старенького пресвитера. После этого раунда переговоров мы пошли к жениху и невесте.

Братья говорят виновнику торжества и тревоги:

- Ты не против, если вам  Рягузов даст наставление?

 - Конечно, против! Он не женат, и какое право он имеет  давать его?

 - Но тогда уполномоченный закроет дом молитвы, арестует тебя, Свету, Якова Абрамовича…

- Я не боюсь пострадать, — тихо произнес Яков Абрамович.

Нависла гнетущая тишина… Ситуация была тупиковой. И вдруг Виктор нарушил молчание:

- Хорошо! Пусть Рягузов читает наставление, а молитву совершает Яков Абрамович!

Братья облегченно вздохнули: кто может запретить человеку молиться?

Пожилого пресвитера в это время рядом не оказалось, и он не слышал о нашем  уговоре. Когда подошло время для молитвы над женихом и невестой, он хотел выйти вперед, чтобы совершить благословение, но я, придержав его  легонько за рукав,  шепнул  на ухо:

- Не вам, брат, молиться, а Якову Абрамовичу!

Старец снова стал на  прежнее место.

После свадьбы Виктор Павлов сказал мне:

- Если бы я знал, что ты так хорошо нас сочетаешь, я не стал бы тебе отказывать…А его супруга Света через много лет призналась, как  перед началом бракосочетания   одна сестра посоветовала ей: «Сразу бери его в руки!». И вдруг во время наставления она услышала  прямо противоположное: «Света! Если услышишь от кого-нибудь «бери его в ежовые рукавицы», знай — этот совет от дьявола!». Света приняла мое предупреждение как  от Бога, и  муж по сей день радуется о ней.

Буквально на следующий день меня вызвал к себе уполномоченный по делам религий. Вид его был мрачен, словно грозовая туча. Он принялся отчитывать меня за противозаконную деятельность. Оказывается, ему донесли, что я вступил в сговор с Советом Церквей и хочу увести туда молодежь. Ему также сказали, что я схватил за руки старичка пресвитера, и, воспользовавшись этим замешательством,  Яков Абрамович успел помолиться над Виктором и Светой.

Вскоре мне сообщили о грозном повелении старшего старшего пресвитера: «За проявление гордости и  дерзости Рягузова отлучить от Церкви и аннулировать его делегатские полномочия на съезд Союза ЕХБ». Наши братья тут же связались с Клименко и попросили его разобраться в возникшей ситуации.  Он немедленно приехал в Куйбышев, поговорил со служителями,  а затем посадил меня рядом с собой и попросил: «Ну, Витя, расскажи, как дело было». Этого отцовского и братского отношения я никогда не забуду — оно спасло меня от незаслуженного наказания и помогло участвовать в работе съезда осенью того года!

Был еще ряд препятствий к моему избранию на пресвитерское служение. Но со временем они были преодолены.

            Суббота 11 октября 1980 года навсегда запечатлелась в моей памяти. День был  солнечный и теплый. Пожелтевшие листья еще цепко держались на ветках деревьев, а трава упорно лезла из земли. Дел в саду хватало. Нужно было очистить малину от сушняка, подрезать и связать в кучки, внести под пять яблонь навозное удобрение, вскопать под зиму огород. Неожиданно на пороге появился Виктор Васильевич Степанов и сообщил, что меня срочно желает увидеть А.Е. Клименко. Недоумевая о причинах срочного вызова, я быстро переоделся и отправился на квартиру, где он остановился. Андрей Евтихиевич был немногословен:

- Витя, мы будем тебя избирать пресвитером. У тебя невеста есть?

- Есть!

Господь удержал моего пастыря от вопроса, согласна ли она за меня выйти замуж. Иначе дело могло бы принять иной оборот. Он только спросил:

- Фамилия? Где живет? Сколько лет?

Записав все данные моей невесты, он помолился, и мы простились. Я думал, что Клименко строит отдаленные планы, ведь в нашем церковном совете не было единства по поводу моей кандидатуры. Были смелые братья, стоявшие горой за меня, иные сомневались – молод, неженат, неосторожен  — отголоски ульяновской истории с бракосочетанием Виктора Павлова давали о себе знать! Некоторые, пятидесятилетние братья говорили: «Рано, тебе, брат, на это место. Сейчас нашему возрасту время вести церковь». Кто-то просто не знал, как определиться. Понятно, что при такой разноголосице мнений о скором избрании не могло быть и речи. Кандидатуру нужно согласовать с братьями, с уполномоченным. Тем более, церковный Совет ни разу не собирался обсуждать этот вопрос. Я спал спокойно, считая, что время моего пастырства наступит не скоро, если вообще наступит.  К тому же Валя так и не дала согласия!

В воскресенье 12 октября я, как обычно, пошел в церковь, занял место в хоре среди теноров. Мне легко было петь и молиться, Андрей Евтихиевич Клименко вдохновенно проповедовал, а после проповеди он неожиданно объявил: «Сейчас останутся члены церкви для решения вопроса об избрании пресвитера». Я изумился: Значит, кого-то нашли  на место пресвитера. Кого же?  Осторожно толкнул в бок  своего соседа, члена совета: «Что он говорит? Кого избирать будем? Ведь мы не обсуждали кандидатуру  на совете!» «Сейчас узнаешь», — ответил он.

            Я был в растерянности. Когда посторонние вышли, Клименко сказал: «Дорогие братья и сестры, вы много молились, чтобы в новый молитвенный Дом вам войти с новым пресвитером. От имени церковного Совета  представляю  вам для избрания на пресвитерское служение  Виктора Семеновича Рягузова. Вы этого брата знаете, и много о нем не нужно  рассказывать. У него есть невеста, и брак не  горами… Кто за эту кандидатуру, прошу поднять руку». На секунду мое сердце замерло: «Как же…?!» Я не знал, что  в субботу вечером состоялся совет, и вопрос моего избрания был предрешен – все братья дали добро. Тем временем лес рук взметнулся вверх, и Клименко объявил: «Избран единогласно!» Все обнимали и поздравляли меня, ошарашенного неожиданным поворотом событий. То, о чем говорил  Иван Адамович Тоги, свершилось!

… Так Бог привел меня к служению, в котором нахожусь почти 36 лет. Дети мои верующие, уже есть внуки. Сознаю, что никакой моей заслуги в избрании жизненного пути не было — все свершила  милость Божия. И как мне согласиться с предложением православного брата Владимира отказаться от Божьих путей, Божьего призвания на служение и поменять вероисповедание? Я счел бы себя изменником евангелию и лишился покоя, если бы сделал это!  Знаю, в Православии немало хороших людей и служителей, однако еще больше христиан только по названию. Хотелось бы, что бы Бог послал пробуждение  в  РПЦ, чтобы ее служители превозносили в своих проповедях Христа и учили об оправдании верой.

Именно это было велено апостолам на горе Фавор:  «Сей есть Сын Мой Возлюбленный, Его слушайте» (Лук.9:35).

            Лютер прекрасно сказал: «Христос должен быть для меня таким сокровищем, чтобы по сравнению с Ним все остальное являлось грязными отбросами. Он должен быть для меня таким светом, чтобы, когда я ухватываюсь за Него верою, я не знал— существуют ли вообще в этом мире такие явления, как Закон, грех или неправедность. Ибо что есть все сущее на небе и на земле по сравнению с Сыном Божиим?». Горько, что Христос лишь поминается устами и люди не сознают Его ослепительного величия, пред которым ничтожны все святые с их знаменательными подвигами. Горько, что крещение во младенчестве считается подлинным крещением, хотя в нем нет ни личной веры крещаемого, ни его обещания служить Богу. Горько, что Дева Мария ближе людям, чем Христос, принявший за мир крестные муки. Все это отступления от святого евангелия  и из него нужно выходить.

             Мы не призываем людей стать баптистами, мы призываем их к преклониться пред Христом и жить по Евангелию.

Вам так же может быть интересно:

6 Коммент. к статье “Меня призвал к пасторству Бог”

  1. 6
    Игорь Бессарабов говорит:

    Приветствую дорогого брата Виктора Семеновича. Спасибо за ответ.
    Вы хорошо знаете отношение, которое формируется в братстве ко всему, что, так или иначе связано с Кальвинизмом, а библейское душепопечение, по мнению руководства Союза, стоит в этом ряду. Последние полтора месяца я дискутирую через переписку с братом, преподавателем душепопечения, с которым меня познакомили, когда он был в Омске в марте. Он преподает в Одессе и готовится учить в ЗСБК.
    Меня очень беспокоят две вещи; его настрой, против всего, что связано с Корам Део и библейским душепопечением, которое преподается в Самаре, и второе, то, что он учит психологии Крабба.
    На сегодняшний день у меня есть связь с главным редактором Христианской газеты, куда в конце месяца хочу отправить статью (надеюсь, она пройдет) на тему психологии в душепопечении. Конечно, это не будет прямая критика книги Крабба, или откровенных нападок на психологию, которую тянут в церковь, но как-то нужно реагировать. Еще, готовлю открытое письмо нашим пресвитерам и упомянутому мной выше брату, с анализом книги «Эффективное библейсконе душепопечение», где хочу показать несостоятельность психологических теорий и гипотез для душепопечения.
    Но я «отрок малый», а дело, которое вижу предстоит, большое, поэтому если бы Вы или А. Прокопенко согласились меня немного проконсультировать со статьей и письмом, был бы очень признателен.
    Алексей немного знаком с моими публикациями в ЖЖ, на «Страничке библейского душепопечения».
    С ув. бр. Игорь.

  2. 5
    Рягузов ВС говорит:

    Дорогой Игорь! Наши душепопечители используют программу Корам Дел в своей работе и пока мы не имеем претензий к ней. Хотелось бы знать, чем она не устроила Омск и Одессу, если они переходят на Крабба

  3. 4
    Игорь Бессарабов говорит:

    Приветствую дорогого брата Виктора Семеновича. Выскажите пожалуйста ваше мнение, по поводу интеграционного подхода к душепопечению. На Юге России выступают против обучения в Корам Део, (у меня есть документ из первых рук) знаю отношение к библейскому душепопечению (из Самары).
    В Одесской семинарии уже преподается душепопечение по книге Лерри Крабба, с этого года хотят начать в Омске.
    Сам я занимаюсь библейским душепопечением, учился через семинары на Вимео.
    Всех благословений, с ув. бр. Игорь.

  4. 3
    Игорь Бессарабов говорит:

    Приветствую брата Виктора Семеновича. Спасибо за ваши статьи.
    Можете ли вы уделить мне время, для обсуждения важного вопроса, касающегося библейского душепопечения в нашем братстве? С ув. брат Игорь.

  5. 2
    Рягузов ВС говорит:

    Дорогой Игорь! Эта публикация вынужденная! Хотелось православному брату пояснить на собственном примере, что не следует нас, баптистов, считать заблудшими. Мы пленники Святого Писания и не этом стоим и иначе не можем.

  6. 1
    Игорь говорит:

    Уважаемый брат Виктор Семенович, сердечно приветствую Вас и благодарю за эту публикацию. Игорь, г. Омск.

Вы можете оставить комментарий или задать вопрос

 Максимальное количество символов
ЧИСТЫЙ ИНТЕРНЕТ - logoSlovo.RU Каталог христианских сайтов Для ТЕБЯ