Четыре шага к погибели

  Четыре шага к погибели Каждый день сводки новостей приносят нам известия о трагических событиях, всколыхнувших мир. Некоторые из них невозможно забыть. Слова «Титаник», «Сталинград», «Освенцим», «Хиросима», «Чернобыль», «Беслан» навсегда вошли в человеческую историю, как символы вселенского горя.   В память о них приспускаются флаги, отменяются зрелищные мероприятия, зажигаются поминальные свечи. Помимо этих глобальных трагедий ежедневно происходит множество малых: распадаются семьи, выносятся несправедливые приговоры, ставятся страшные диагнозы, приходят сообщения о нежданной смерти.

Люди скорбят и задаются единственным вопросом: почему?  О, как прав был Ф.И. Тютчев, когда писал:

 Слезы людские, о слезы людские,
Льетесь вы ранней и поздней порой…
Льетесь безвестные, льетесь незримые,
Неистощимые, неисчислимые, –
Льетесь, как льются струи дождевые
В осень глухую порою ночной.

 Но мало кто думает о  трагедии всех трагедий, от которой никогда не иссякнут слезы, никогда не прекратится вопль, никогда не притупится острая боль. Эта трагедия подстерегает большую часть населения нашей планеты! Однако скорбят о ней только Бог и святые ангелы. Это трагедия вечной погибели людей. Каждую минуту  в городах и селах планеты разыгрывается ее очередной акт. В 1942 году поэт Алексей Сурков написал: «до тебя мне дойти нелегко, а до смерти четыре шага». Как ни странно, но до вечной погибели тоже всего лишь четыре роковых шага, которых следует остерегаться каждому человеку.

Великое начало

Иисус призывает учеников Какое событие в жизни человека можно считать началом христианской жизни? Отклик на призыв проповедника поднять руку в знак принятия Христа? Погружение в крещальную купель? Принятие освященного молитвой хлеба и вина во время причастия? Надетый впервые на шею крестик или  паломничество к святым местам? Увы, многие ошибочно считают эти события началом христианского пути. На самом деле он начинается с искреннего, добровольного отклика на призыв Иисуса  к ученичеству. Стать настоящим христианином – значит, подражать Господу в словах и  делах.

После сего [Иисус] вышел и увидел мытаря, именем Левия, сидящего у сбора пошлин, и говорит ему: следуй за Мною. И он, оставив все, встал и последовал за Ним. И сделал для Него Левий в доме своем большое угощение; и там было множество мытарей и других, которые возлежали с ними. Книжники же и фарисеи роптали и говорили ученикам Его: зачем вы едите и пьете с мытарями и грешниками? Иисус же сказал им в ответ: не здоровые имеют нужду во враче, но больные; Я пришел призвать не праведников, а грешников к покаянию» (Лук.5:27-32).

 Когда избранные народом президенты набирают себе команду, они ищут наиболее компетентных и заслуживающих доверия людей, которые своим трудом умножат их популярность.  Царь царей поступает по-другому.

Ловцы душ человеческих

Ловцы душ человеческих Список самых важных профессий, который обсуждается иногда людьми, не так уж и велик. К ним относят профессии президента, учителя, врача, спасателя, воина, земледельца. Спору нет, эти профессии заслуживают уважения, однако все они обладают одним существенным недостатком — их результаты со временем неизбежно сведутся к нулю.  Как сказал русский философ Владимир Соловьев:

Смерть и Время царят на земле,

Ты владыками их не зови;

Все, кружась, исчезает во мгле,

Неподвижно лишь солнце любви.

Когда-то время заберет в невозвратную мглу политиков, ученых, врачей,  учителей, изобретателей, строителей, творческих работников, и самых простых людей. Библия предупреждает: в огненном вихре распадающегося мироздания исчезнет и наша голубая планета: «земля и все дела на ней сгорят» (2 Пет. 3:10).  На всех делах людей проставлено Божье определение: «…народы трудятся для огня, и племена мучат себя напрасно» (Авв.2:13).  С этим уже не спорят ученые. Правда, они утешаются, что это случится не скоро – через миллиарды лет.
Однако из этого правила есть исключение:  существует  одно дело на свете, важнее которого ничего нет, и результаты которого не исчезнут во веки веков – дело спасателей душ человеческих. Душа имеет величайшую ценность, несравнимую с сокровищами  банков и музеев, и если ей не помочь, она наследует после разлуки с телом вечный ад. Никакими словами нельзя описать мучения души в этом месте всех ужасов. Вот почему  профессия спасателей душ (или, по евангельской терминологии, ловцов душ) — самое благородная и самая востребованная профессия. И счастливы те, кто овладел ею!

Размышления

Тоги Человеческую жизнь можно сравнить с дугой. Сначала она поднимается вверх, потом спускается. Никто не знает длины своей жизненной дуги и не знает, где середина.

Мой жизненный путь оказался долгим, хотя несколько раз казалось, что прервётся. Теперь, когда мне уже за девяносто, я знаю, что мне осталось пройти последние метры.

Вспоминая эпизоды своей жизни, я хочу ободрить тех, кто в настоящий момент страдает, и дать совет тем, кто не может простить и забыть пережитых страданий и несправедливости. Страдающий друг, запомни: в самом тяжком жизненном испытании Бог поможет тебе, если ты призовёшь Его.

Перед каждым обиженным, униженным и пострадавшим стоит выбор.

Первая возможность — простить, смириться с тяжёлым прошлым и продолжать жить, радуясь тому, что имеешь.

Вторая возможность — перебирать тяжёлые события прошлого изо дня в день, питая в себе недовольство, обиду, гнев, ненависть.

Я сделал свой выбор в вагоне, уезжая из Соликамска. Истинное прощение и освобождение от прошлого — длинный и нелёгкий процесс, но ради него стоит потрудиться. Ощущение свободы и превосходство над минувшими событиями окрыляют человека. Я отказался вспоминать свои страдания, чтобы не жить с этим тяжелым грузом.

Посещение мест заключения

img430 Мы привыкли жить в коммунистическом режиме и не умели даже мечтать о том, что в тюрьмах когда-нибудь будут проповедовать Евангелие. Последнее десятилетие двадцатого века разорвало идеологические оковы в Восточной Европе и Советском Союзе. Те, кто были пригнуты к земле, даже загнаны под землю, получили возможность возвещать благую весть в домах культуры, на улицах, на стадионах и даже в тюрьмах. Исполнились слова пророка Исайи 9:2 «Народ, ходящий во теме, увидел свет великий; на живущих в стране тени смертной свет возсияет».

Я получил письмо, в котором один русский верующий писал о духовном пробуждении в Соликамске, где много прежних заключённых уверовали и основали общину. Самые тяжёлые годы я провёл в тех краях и не встретил ни одного верующего среди вольных; там не было и церкви. Мне захотелось посетить этот город и своими глазами увидеть то хорошее, что зародилось в этих местах. Мы с Верой отправились в путь. Город вырос, были построены новые дома, прежними остались только ворота лагеря и будки охранников. Мы узнали, что местным верующим разрешали возвещать Евангелие в лагере и раздавать религиозную литературу. Я был тронут, вспомнив время, когда даже написанные от руки псалмы отбирались, а ведь они давали утешение и надежду.

У Лины рак

img439 Занятия Тайми в университете продвигались успешно. Будучи верующей, она попала под надзор КГБ. Её старались перевоспитать, о ней, как о наивной верующей студентке медицинского факультета, писали в газетах.

За семнадцать дней до последнего экзамена парторг медфакультета сказал декану, что хочет побеседовать с Тайми. Если она останется верна своим убеждениям, ей не дадут диплома советского врача. Мы всей семьей и с друзьями взывали к Богу. Пришла чудесная помощь — парторг получил путёвку и уехал в Крымский санаторий. Беседа с Тайми не состоялась. Бог сказал своё последнее слово, претворив в жизнь свои намерения. Весной 1961 года Тайми получила диплом врача, и её назначили хирургом в больницу Вяйке-Марья.

В студенческие годы Тайми подружилась с Хиллар Ванаселья, инженером из верующей семьи. Должен признаться, что я «захворал», узнав об их знакомстве. Обычно матери трудно расстаться с дочкой, но в нашей семье я страдал больше, чем Лина. Вероятно, причиной была десятилетняя разлука с дочкой.

В июне 1962 года они поженились и живут счастливо уже более сорока лет. Я не лишился дочки, как боялся, но приобрёл сына. В апреле 1967 года родился наш первый внук Тауно и два года позднее внучка Тульви. Молодая семья и мы с ними были счастливы. Летом они приезжали из Таллина отдыхать к нам в Эльву: купались в озере, лакомились дарами сада и наслаждались летом. Я работал в туберкулёзном диспансере хозяйственником и ездил на мотороллере. Внуку нравилось ездить в кузове мотороллера, и я катал его по двору. Жизнь казалась спокойной, полноценной и будущее светлым.

Жизнь в Эльве

img437 Тайми кончила среднюю школу в 1955 году и поступила в Тартуский государственный университет на медицинский факультет. Трудно было свыкнуться с мыслью, что дочь уедет так далеко, и мы сможем видеться только дважды в год. Мы стали думать о переселении в Эстонию. С Валдаем нас ничего не связывало. Проблема была только в том, найдём ли квартиру и разрешат ли нам жить в Эстонии. Квартиру нашли в городе Эльва, в тридцати километрах от Тарту, и нас прописали.

В 1956 году мы продали дом в Валдае и переехали в Эльву, где позднее купили маленький домик. Финский язык и культура ближе к эстонской, чем к русской. Мы быстро привыкли к новому местожительству. Самое главное, Тайми была близко и часто приезжала домой.

Эльва — маленький городок с населением в десять тысяч человек — расположен в сосновом бору по берегам двух маленьких озёр с протекающей через город речкой. Большинство домов одноэтажные или с мансардой, с палисадниками и садами. В Эльве маленькая активная община, пастором тогда был Имант Ридалисте. Нас тепло приняли в члены этой церкви. Лина стала петь в хоре, меня иногда просили поделиться Словом Божиим. Я не владел эстонским языком, но мог прочитать по-эстонски место из Библии, говорил по-фински, стараясь применять те эстонские слова, которые знал. Вероятно, проповедь было бы трудно понять, если бы Дух Святой не пояснял содержание.

В Валдае

img444 «Ваше место в Сибири»  Упаковали вещи, договорились с шофером, который ехал в Валдай за товаром, чтобы он отвёз нас. Благополучно устроились на новой квартире. Я пошел в паспортный стол прописаться. Женщина в мундире посмотрела паспорта и заявила: «Вас не пропишут в Валдае, ваше место в Сибири. Через двадцать четыре часа вас не должно быть здесь!» На вопрос, почему нас не пропишут, она ответила: «Не положено!» Я просил дополнительного пояснения, но она крикнула: «Я вам сказала, вас не пропишут!»

Никакого объяснения, почему нас не прописывают. В чём дело? Куда мы пойдём? Свои последние сбережения потратили на переезд. Когда мы выписывались из Демянска, никто не предупредил нас. На выписных листках видно было, куда мы переселяемся. Что делать? Я пришел домой с тяжёлым сердцем, даже подумал: «Может, придется ехать в Соликамск? Там пропишут, там есть работа». Эта мысль все-таки страшила меня. Я не представлял, как бы мог жить там, где всё напоминало о пережитых страданиях.

Следующим утром я снова пошел в паспортный стол и старался объяснить причину нашего переезда, прося разрешения на приём к начальнику паспортного стола. Женщина рассердилась и угрожала послать милиционеров выселить нас и посадить на поезд. Я попытался пройти к начальнику без разрешения, но  дежурный преградил дорогу.

Отъезд из лагеря

img434 Наступил день отъезда. Я собрал вещи, взял временный паспорт, справку об освобождении и медицинские документы. Из конторы лагеря получил деньги на билет, на кухне выдали продукты на дорогу. Мне предстоял долгий путь из Нижне-Мошева в Демянск. До Соликамска обещали отвезти на машине, оттуда должен ехать местным поездом до Перми, дальше поездом дальнего следования до Москвы. Дорога долгая и трудная. Я нервничал — достану ли билет на московский поезд? Желающих ехать было много, а поезда ходили редко.

За несколько дней до отъезда я встретил знакомого, живущего в Перми. Разговорились, я рассказал о возвращении домой. Прощаясь, он дал мне свой адрес, сказав: «Зайди, если понадобится помощь с билетом».

Распрощавшись с персоналом и знакомыми, я сел в кабину грузовой машины и мы поехали в Соликамск. На улице было холодно, но мне казалось, что солнце светило тепло, по-весеннему. Вероятно, в моей душе проснулась весна. Вспомнился день десять лет назад, когда нас привезли в Соликамск. Не верилось, что я еду домой. Прибыв на вокзал, я купил билет до Москвы, но это не обеспечивало места в поезде дальнего следования. Только в Перми выяснится, когда смогу ехать дальше.

Поезд двинулся из Соликамска. Я скрестил руки и благодарил Бога за то, что остался в живых, что я один из тех немногих, кому разрешили выехать, а не оставили на поселение. Я просил Бога сохранить мне жизнь до тех пор, пока не увижу Лину и дочку. Мне казалось, что после встречи с ними, я готов расстаться с жизнью. Хотя мне было тридцать пять лет, я чувствовал себя старым и уставшим. Десять проведённых в лагере лет оставили свой отпечаток и в душе, и в теле.

ЧИСТЫЙ ИНТЕРНЕТ - logoSlovo.RU Каталог христианских сайтов Для ТЕБЯ