Корни нетерпимости

Как помочь?

нетерпимость На протяжении всего своего земного служения Христос благовествовал  о покаянии и царствии Божьем. Однажды в субботу он говорил о том же собравшимся в синагоге. Неожиданно туда вошла горбатая женщина. Христос тут же обратил на нее внимание. Он исцелил несчастную, вернув ей радость полноценной жизни. Однако не все присутствующие поспешили поздравить исцеленную и поблагодарить за нее Бога. Сразу же нашелся тот, кто сделал все, чтобы жестокими словами погасить нечаянную радость.

«В одной из синагог учил Он в субботу. Там была женщина, восемнадцать лет имевшая духа немощи: она была скорчена и не могла выпрямиться. Иисус, увидев ее, подозвал и сказал ей: женщина! ты освобождаешься от недуга твоего. И возложил на нее руки, и она тотчас выпрямилась и стала славить Бога. При этом начальник синагоги, негодуя, что Иисус исцелил в субботу, сказал народу: есть шесть дней, в которые должно делать; в те и приходите исцеляться, а не в день субботний. Господь сказал ему в ответ: лицемер! не отвязывает ли каждый из вас вола своего или осла от яслей в субботу и не ведет ли поить? сию же дочь Авраамову, которую связал сатана вот уже восемнадцать лет, не надлежало ли освободить от уз сих в день субботний? И когда говорил Он это, все противившиеся Ему стыдились; и весь народ радовался о всех славных делах Его» (Лук.13:10-17).

Просто невероятно, что начальник синагоги -  почтенный старец, с белой окладистой бородой (таким показан он в фильме «Иисус»!), обрушился с гневной критикой на «несвоевременное» исцеление скорченной нечистым духом женщины! Вместо  благодарности Христу за помощь члену своего прихода он дышит ненавистью, вместо поощрения больных врачеваться у Иисуса – разгоняет их.

Поступок начальника синагоги поразителен в плохом смысле этого слова: как приверженец самой правильной в мире религии он хорошо знал Святое Писание, призывавшее любить ближнего как самого себя. Он прожил долгую жизнь и, казалось, опыт борьбы с искушениями  должен бы сделать его мудрым и великодушным… Однако что-то сломалось у него внутри. Что-то превратило его во врага Иисуса Христа!

Я не хотел бы, чтобы мы задавали подобные вопросы из чистого любопытства. Ведь любой из нас может пойти по следам начальника синагоги. Разве предполагал Симон-волхв, крестившийся от дьякона Филиппа, что исполнится горькой желчи и окажется в узах неправды (Деян.8:23), так что у апостола Петра не было уверенности, простит ли его Бог?  В послании Иоанна-богослова есть скорбное упоминание о служителе, ставшим врагом истины: «Я написал церкви, но любящий первенствовать у них Диотреф не принимает нас. Поэтому, если я приду, то напомню о его делах, которые он делает, разнося о нас злые речи и не довольствуясь тем, и сам не принимает братьев и препятствует желающим и изгоняет из церкви» (3Иоан.1:9,10).

Частый порок религиозных людей – нетерпимость к инакомыслию. Это знает всякий, прочитавший историю цивилизации. Иудеи гнали  христиан, мусульмане мечом освобождали от христиан  Ближний Восток, римские папы объявляли крестовые походы, чтобы отвоевать у мусульман Гроб Господень, Лютер призывал сжигать синагоги, англиканская церковь гноила в тюрьмах пуритан, обер-прокурор святейшего синода Русской православной церкви К.П. Победоносцев с жестокостью преследовал сектантов.

В коммунистических режимах постоянно поддерживалось враждебное отношение к религии. Таким образом, нетерпимость – общемировая болезнь.

            Конечно, нетерпимость пытаются облечь в красивые фразы о необходимости сохранить самобытность, культуру и национальную веру. Утверждают, что добро должно быть с кулаками. Однако нетерпимость невозможно оправдать, поскольку ее жертвой стал самый святой и невинный из людей — Иисус Христос.

Мне думается, нетерпимость подпитывают три ужасных порока.

Назовем первый из них.

1. Зависть

И вот как могла бы звучать приветственная речь зависти, записанная в книге Петра Шатрова «Золотые зерна мудрости»:

«Я опаснее, чем все объединения армий мира. Я повреждаю большее количество людей, чем солдаты всех наций. Я разрушаю больше бомбы домов и очагов. Я нахожу свои жертвы среди богатых и бедных, среди молодых и стариков, среди ученых и неучей. Я препятствую успехам всякого предложенного плана. Меня можно найти повсюду: в домах и мастерских, в конторах и на улицах. Я произвожу духовное разрушение, унижение и смерть. И, тем не менее, мало людей, которые пытались бы избежать меня. Я часто бываю у твоей двери и приду опять. Я твой смертельный враг. Мое имя – зависть».

 Начальник синагоги завидовал популярности Христа. Толпы льнули  слушать Его, забывая есть и пить, в то время как  начальнику не удавалось привлечь внимание какой-то сотни людей. Иисус  помогал больным и одержимым, — а он был способен в лучшем случае посочувствовать несчастным. Иисус был настолько мудр, что победить в диспуте с Ним было невозможно. И тогда зависть прибегла к насилию: начальник запретил кому бы то ни было обращаться за помощью к Иисусу.

 С развитием научно технического прогресса зависть не канула в Лету, она живет и здравствует, как и столетия назад.  Более того, она умножилась пропорционально увеличению численности населения на планете – в миллиарды раз. Мы на каждом шагу сталкиваемся с ней в семьях, в учебных заведениях, на производстве, между партиями, между конфессиями и просто на улице.

 Об этой беде предупреждает нас Библия: «Кроткое сердце — жизнь для тела, а зависть — гниль для костей».(Прит.14:30) «Ибо, где зависть и своеволие, там неустройство и всякое худое дело».(Иак.3:16). Эта на первый взгляд тихая скверна доводит до предательства и убийства. Из-за зависти был предан на смерть Христос и были гонимы апостолы.

            Иоанн Златоуст, который предвидел свою скорбную участь от недоброжелателей, писал: «Зависть подобна моли: съедает ту одежду, в которой родится. И она съедает то сердце, в котором рождается. Завистливые хуже зверей, ибо эти нападают на нас только тогда, когда или нуждаются в пище, или прежде бывают раздражены нами; а те, быв и облагодетельствованы, поступают часто с благодетелями как с врагами».

2. Лицемерие

Владимир Даль определяет лицемерие следующим образом: быть двуличным, облыжным, действовать притворно, обманывать внешностью; прикидываться смиренным. На первый взгляд, священнослужитель выразил законную обеспокоенность нарушением заповеди о покое в субботу: исцелять в субботу не положено, так как это работа.  Но Христос легко вскрыл истинную подоплеку конфликта острым как бритва вопросом: « лицемер! не отвязывает ли каждый из вас вола своего или осла от яслей в субботу и не ведет ли поить? сию же дочь Авраамову, которую связал сатана вот уже восемнадцать лет, не надлежало ли освободить от уз сих в день субботний?».

Получается, этот священнослужитель относился к животному лучше, чем к человеку!   Разоблачение лицемерия начальника синагоги обнаружило его нетерпимость и готовность к насилию.  Лицемерие – мать необоснованных религиозных запретов и двойных стандартов…

Примеры религиозного лицемерия Христос привел в Своей страстной обличительной речи  против книжников и фарисеев в 23 главе Евангелия от Матфея. Я приведу лишь некоторые цитаты:

«Горе вам, книжники и фарисеи, лицемеры, что поедаете домы вдов и лицемерно долго молитесь: за то примете тем большее осуждение». Лицемерие, показывая свою набожность, не стесняется ухудшать жизнь самых бедных. В России по официальным данным более 22 миллионов людей считаются бедными. Реальное же число их выше. С высоких трибун не первый год звучат призывы бороться с бедностью, но безуспешно. Набожность чиновников, столь охотно демонстрируемая ими перед телекамерами, только тогда станет вызывать доверие, когда самые слабые граждане будут защищены и обеспечены необходимым.

            «Горе вам, книжники и фарисеи, лицемеры, что обходите море и сушу, дабы обратить хотя одного; и когда это случится, делаете его сыном геенны, вдвое худшим вас». Лицемерие –  наращивать количество верующих, но не бороться за их качество. Русский подвижник Тихон Задонский писал: «Всякий христианин, который хочет быть истинным, а не ложным христианином, должен быть новым или обновленным человеком, «новым творением».  Только из таких людей и должна состоять церковь»! Где эти обновленные верующие?

«Горе вам, вожди слепые, которые говорите:…если кто поклянется жертвенником, то ничего, если же кто поклянется даром, который на нем, то повинен. Безумные и слепые! что больше: дар, или жертвенник, освящающий дар? Итак клянущийся жертвенником клянется им и всем, что на нем; и клянущийся храмом клянется им и Живущим в нем; и клянущийся небом клянется Престолом Божиим и Сидящим на нем». Лицемерие – ставить второстепенное на место главного. Нередко слышу: сегодня праздник, работать нельзя!  На самом деле отказ от работы во время праздника не самоцель, но возможность исполнить главное – отвлечься от суеты, поразмышлять о значении праздника и исполнить его нравственные требования.

«Горе вам, книжники и фарисеи, лицемеры, что даете десятину с мяты, аниса и тмина, и оставили важнейшее в законе: суд, милость и веру; сие надлежало делать, и того не оставлять». Лицемерие – делать акцент на обрядах, а не на состоянии сердца. Кажется, нет ничего лучше молитвы. Но нет ничего хуже, чем превратить ее в обряд.

Салтыков–Щедрин вспоминал: «Я знал очень много молитв, отчетливо произносил их в урочные часы, молился и стоя, и на коленях, но не чувствовал себя ни умиленным, ни умиротворенным. Я поступал в этом случае, как поступали все в нашем доме, то есть — совершал известный обряд. Все в доме усердно молились, но главное значение молитвы полагалось не в сердечном просветлении, а в тех вещественных результатах, которые она, по общему корыстному убеждению, приносила за собою. Говорили: будешь молиться—и дастся тебе все, о чем просишь; не будешь молиться — насидишься безо всего».

«Горе вам, книжники и фарисеи, лицемеры, что уподобляетесь окрашенным гробам, которые снаружи кажутся красивыми, а внутри полны костей мертвых и всякой нечистоты; так и вы по наружности кажетесь людям праведными, а внутри исполнены лицемерия и беззакония». Лицемерие — внешне выглядеть праведными, но внутренне нечистыми. Думать одно, говорить  другое, а делать третье.

 По случаю коронации Николай II объявил амнистию уголовникам, но не евангельским верующим. Большевики, провозгласив свободу слова, печати, собраний, применяли ее только к себе и репрессировали миллионы сограждан. Такой массовой нетерпимости и лицемерия мир еще не знал. Кто-то горько пошутил: «основной урок истории в том, что никто не извлекает из них уроков».

            Во время проведения евангелизационных мероприятий мы практически всегда сталкиваемся с нетерпимостью как со стороны некоторых начальников, так и простых обывателей. И всегда  нетерпимость замешена на лицемерии.  Я был студентом мединститута в семидесятом году прошлого века. Преподаватели кафедры истории КПСС говорили мне: «Ты наш враг. Зачем ты здесь учишься?». Я отвечал: «Конституция провозглашает свободу вероисповедания, почему я ваш враг? По закону я имею право быть верующим и студентом». И вот что ответил мне преподаватель: «Этот закон написан не для тебя, а для иностранцев!». Лицемерие дает силы торжествовать насилию, оправдывая и ублажая его.

3. Выгода

Начальник синагоги очень переживал за свою карьеру. Он прекрасно понимал, что Иисус не только чудотворец, но такой конкурент, с которым состязаться не под силу. Он — конец религии. Ему было ясно, что когда популярность Христа достигнет критической массы, народ отвернётся от него и обратится ко Христу. При этом он потеряет материальные и моральные выгоды от своей должности. Разве можно спокойно отнестись к потере уважения и куска хлеба? Вот почему начальник был особенно нетерпим.

Серебряных дел мастер Димитрий сыграл на этой струне, когда подстрекнул народ к недовольству, направленному  против апостола Павла в Ефесе: «В то время произошел немалый мятеж против пути Господня, ибо некто серебряник, именем Димитрий, делавший серебряные храмы Артемиды и доставлявший художникам немалую прибыль, собрав их и других подобных ремесленников, сказал: друзья! вы знаете, что от этого ремесла зависит благосостояние наше; между тем вы видите и слышите, что не только в Ефесе, но почти во всей Асии этот Павел своими убеждениями совратил немалое число людей, говоря, что делаемые руками человеческими не суть боги. А это нам угрожает тем, что не только ремесло наше придет в презрение, но и храм великой богини Артемиды ничего не будет значить, и испровергнется величие той, которую почитает вся Асия и вселенная. Выслушав это, они исполнились ярости и стали кричать, говоря: велика Артемида Ефесская! И весь город наполнился смятением. Схватив Македонян Гаия и Аристарха, спутников Павловых, они единодушно устремились на зрелище» (Деян.19:23-29).  Кто-то сказал: «В чем разница между верой и религией? – Вера, это то, за что человек готов умереть. Религия – то, за что он готов убивать».

            При возникновении евангельского пробуждения в России откликом на него стало насилие, спровоцированное угрозой утраты выгоды. Сфера религии представлялась «злачной пажитью», на которой имела право кормиться досыта только одна конфессия. В православном «Богословском Вестнике» было помещено письмо, посвященное итогам миссионерского съезда 1897 года в  Казани, в котором говорилось: «До чего мы дожили, о россияне! До предложения преосвященного Мелетия рязанского посадить сектантов в сибирскую тундру; до предложения отбирать детей и сажать их в приюты, т.е. до второго вифлеемского избиения младенцев…». В те времена из-за ненависти к евангельским верующим их дети не получали  даже  школьного образования, молодым было невозможно оформить регистрацию брака, ибо они не принадлежали к государственной церкви, умерших не позволяли хоронить на обычных кладбищах.  Многие верующие были сосланы в Сибирь или в Закавказье на каторжные работы. Страх потерять моральную или материальную выгоду  продолжает и ныне питать нетерпимость.

Я далек от мысли, что мы сможем научить всех людей терпимости. Корни, питающие ее, слишком глубоки и ветвисты. Нам самим бы научиться этому! Речь не о том, что мы должны перестать различать добро и зло или приветствовать пренебрежение библейской нравственностью. Я говорю о недопустимости физического и морального насилия в области веры и искусства, в области науки и политики. Тут я сторонник Пифагора: «Будь другом истины до мученичества, но не будь ее защитником до нетерпимости». И если уж нужно дополнить мнение древнего философа и математика, то самым подходящим было бы изречение Вольтера: «Я не согласен ни с одним словом, которое вы говорите, но готов умереть за ваше право это говорить».

Вам так же может быть интересно:

Вы можете оставить комментарий или задать вопрос

 Максимальное количество символов
ЧИСТЫЙ ИНТЕРНЕТ - logoSlovo.RU Каталог христианских сайтов Для ТЕБЯ