Любить врагов

Как помочь?

Любите врагов ваших Нагорная проповедь Христа разделила людей на сторонников и противников.  Первым из них — нищим духом, алчущим правды, плачущим о  погибающем мире и гонимым Спаситель провозгласил счастье, а вторым — ужасное горе. И вот горстка счастливых терзается вопросом: как же им относиться к богатым, пресыщенным, смеющимся и тщеславным, которые не скрывают своей вражды к Иисусу и к ним? Какой мерой воздать за лютую ненависть? Может быть, стоит подражать пророку Давиду: «Мне ли не возненавидеть ненавидящих Тебя, Господи, и не возгнушаться восстающими на Тебя? Полною ненавистью ненавижу их: враги они мне» (Пс.138:21,22)? На эти вопросы у Христа был неподражаемый ответ.

 Но вам, слушающим, говорю: любите врагов ваших, благотворите ненавидящим вас,

благословляйте проклинающих вас и молитесь за обижающих вас. Ударившему тебя по щеке подставь и другую, и отнимающему у тебя верхнюю одежду не препятствуй взять и рубашку. Всякому, просящему у тебя, давай, и от взявшего твое не требуй назад.  И как хотите, чтобы с вами поступали люди, так и вы поступайте с ними. И если любите любящих вас, какая вам за то благодарность? ибо и грешники любящих их любят.

И если делаете добро тем, которые вам делают добро, какая вам за то благодарность? ибо и грешники то же делают. И если взаймы даете тем, от которых надеетесь получить обратно, какая вам за то благодарность? ибо и грешники дают взаймы грешникам, чтобы получить обратно столько же.  Но вы любите врагов ваших, и благотворите, и взаймы давайте, не ожидая ничего; и будет вам награда великая, и будете сынами Всевышнего; ибо Он благ и к неблагодарным и злым. Итак, будьте милосерды, как и Отец ваш милосерд» (Лук.6:27-36).

             Слова Иисуса о любви звучат вызовом миру и церкви. Они — извечный повод для жаркой полемики. Некоторые сразу расписываются в своей беспомощности их исполнить. Кто-то считает, что Христос, погрузившись в мир религиозных фантазий, не учитывает ни  политических, ни социальных реалий.  Ведь  любовь (агапе),  включающая в себя бескорыстную заботу, добро, привязанность,  никак не может быть направлена на римских оккупантов, храмовую мафию, разбойников с большой дороги… 

            Можно было бы понять и принять  советы «перетерпите злое отношение», «уклоняйтесь от агрессивности людей», «не воздавайте им злом за зло», «удалитесь в пустыню» или «замкнитесь в себе». Но любить врагов…  Разве это не переворачивает с ног на голову всякое представление о справедливости и правах человека?  Разве это не превращает христианство в непрактичную и вздорную  религию? Человеческой природе не свойственно любить врагов, подставлять для нового удара другую щеку, отдавать нижнюю рубашку! Кипя от возмущения, она отвергает жизнь  по якобы умножающим  зло правилам,…

            Однако Иисус сказал, что сказал и, конечно, был прав! Тот, Кто есть сама Истина и Жизнь,  ошибиться никак не мог.

  1. Любви к врагам требует эпоха благодати.

            До пришествия Христа на землю верующие жили по закону,  требовавшему справедливого возмездия за свершенное преступление — «око за око и зуб за зуб».  Закон  не  сдерживал грех, он лишь выявлял глубокую порочность человеческого сердца точно так же, как УЗИ или рентген выявляют в организме опасные метастазы. Апостол Павел писал: «…я не иначе узнал грех, как посредством закона. Ибо я не понимал бы и пожелания, если бы закон не говорил: не пожелай. Но грех, взяв повод от заповеди, произвел во мне всякое пожелание: ибо без закона грех мертв» (Рим.7:7-9).  Воистину, «…«закон ничего не довел до совершенства» (Евр.7:19) — суровые правила не прибавляли ума, страх возмездия смертью не удерживал от преступлений, многочисленные жертвоприношения не освящали сердец.  Закон показывал человеку, что он смертельно болен и нуждается в Небесном Враче.

            Суть эпохи благодати, наступившей с явлением Иисуса Христа на землю, хорошо выразил апостол Павел: «…Бог во Христе примирил с Собою мир, не вменяя [людям] преступлений их, и дал нам слово примирения. Итак мы — посланники от имени Христова, и как бы Сам Бог увещевает через нас; от имени Христова просим: примиритесь с Богом. Ибо не знавшего греха Он сделал для нас жертвою за грех, чтобы мы в Нем сделались праведными пред Богом» (2Кор.5:19-21). Бог во Христе объявил перемирие с грешным человечеством и через Своих вестников убеждает его не идти в ад, но обрести спасение по благодати. Принимает ли мир Божьих вестников? Иногда принимает. Но гораздо чаще — гонит и убивает.  Какой должен быть  ответ христиан на скверное отношение? Такой же, как и у Бога — умолять о примирении.

            Если  Бог несказанно добр к неблагодарным и злым, не должны ли Его дети подражать Ему?   Здесь уместно вспомнить притчу Христа о должнике, которому царь простил небывало огромный долг в 10 000 талантов (360 000 килограммов) серебра. Прощенный раб нашел своего товарища, задолжавшего ему 100 динариев (треть годового заработка простого рабочего) и принялся требовать от него возврата долга.  «Тогда государь его призывает его и говорит: злой раб! весь долг тот я простил тебе, потому что ты упросил меня;  не надлежало ли и тебе помиловать товарища твоего, как и я помиловал тебя?  И, разгневавшись, государь его отдал его истязателям, пока не отдаст ему всего долга» (Матф.18:32-34).  Злой раб не понял, что доброта царя должна  подвигнуть  его  простить всех своих должников. Однако он поступил так, будто не получил царской милости.

            Поскольку Бог сменил эпоху закона эпохой благодати,  мы не имеем права в отношении себя применять благодать, а в отношении других закон. Это будет неугодно Богу. Вот почему Христос заповедал своим последователям: любите врагов ваших, благотворите ненавидящим вас, благословляйте проклинающих вас и молитесь за обижающих вас. Ударившему тебя по щеке подставь и другую, и отнимающему у тебя верхнюю одежду не препятствуй взять и рубашку. Всякому, просящему у тебя, давай, и от взявшего твое не требуй назад.

            Христиане должны показать миру  благодать в действии, следуя  сформулированному Христом «золотому правилу» этики: И как хотите, чтобы с вами поступали люди, так и вы поступайте с ними.  Всякий  человек  ожидает от  других  принятия и  уважения, справедливости и милосердия. Вот так и должны христиане  поступать с недругами. Поймут ли и оценят они подобное поведение? Скорее всего нет. Кто-то сочтет их наивными, кто-то станет насмехаться. Кто-то ответит злом на добро.  Но  все равно верующие призваны поступать в соответствии с духом эпохи благодати и не горевать о том, что  ее  КПД не достигает 100%. Результаты находятся в Божьих руках, а  не в человеческих.

             Исполнение «золотого правила» не предполагает, что не нужно обличать беззаконие.  Мы не обязаны забыть о своих законных правах и потакать злу: «…когда растянули его ремнями,  Павел сказал стоявшему сотнику: разве вам позволено бичевать Римского гражданина, да и без суда? (Деян.22:25). Апостол обличил неправосудные действия судившего его первосвященника: «Бог будет бить тебя, стена подбеленная! ты сидишь, чтобы судить по закону, и, вопреки закону, велишь бить меня» (Деян.23:3). Остановить  человека в его беззакониях ненасильственным образом так же является проявлением  христианской любви, как и любая добрая помощь.  И если обличения окажутся бесполезными, нужно продолжать проявлять любовь: «Злословят нас, мы благословляем; гонят нас, мы терпим; хулят нас, мы молим; мы как сор для мира, [как] прах, всеми [попираемый] доныне» (1Кор.4:12,13). Таков дух эпохи благодати.

2. Любовь к врагам оценивается Богом, как драгоценная

И если любите любящих вас, какая вам за то благодарность? ибо и грешники любящих их любят. И если делаете добро тем, которые вам делают добро, какая вам за то благодарность? ибо и грешники то же делают. И если взаймы даете тем, от которых надеетесь получить обратно, какая вам за то благодарность? ибо и грешники дают взаймы грешникам, чтобы получить обратно столько же.  Но вы любите врагов ваших, и благотворите, и взаймы давайте, не ожидая ничего; и будет вам награда великая, и будете сынами Всевышнего; ибо Он благ и к неблагодарным и злым. 

                Любовь за любовь, благодеяние за благодеяние в Божьих очах является заурядным делом. На него способны темные язычники. Они умеют ценить дружбу и проявлять ее. Тысячи трогательных стихов и песен сочинил мир о любви и, пожалуй, эта тема по сей день превалирует в искусстве.  Однако любовь к достойным любви не имеет пред Богом никакой ценности, потому что заквашена на эгоизме: «ты — мне, а я — тебе».

            Бог обожает такую любовь, которая обращена к неблагодарным и злым, к тем, кто неспособен ни оценить, ни отплатить за полученные  блага.  И если мы проявим ее,  (а этот подвиг непростой!),  мы дадим Богу возможность увенчать нас великой наградой.  Льюис где-то заметил, что «слушая о любви к врагам, люди начинают сразу воображать себе, что их призывают любить гестапо. Начните с чего-нибудь более простого, например, с тещи». Вот и нам следует начать с наших братьев и сестер:  «Итак, подражайте Богу, как чада возлюбленные, и живите в любви, как и Христос возлюбил нас и предал Себя за нас в приношение и жертву Богу, в благоухание приятное» (Еф.5:1,2).  Бог это оценит!

3. Любовь к врагам была явлена Самим Христом

       Христос имел моральное право повелеть Своим последователям любить врагов, ибо   практиковал это Сам.  Когда в одном самарянском селении Его не приняли, апостолы Иаков и Иоанн предложили наказать негостеприимных хозяев по примеру пророка Илии — огнем с неба. Иисус запретил им думать об этом (Лук.9:55). В Гефсиманском саду Христос запретил Петру применять меч для Его освобождения от несправедливого ареста: «…возврати меч твой в его место, ибо все, взявшие меч, мечом погибнут; или думаешь, что Я не могу теперь умолить Отца Моего, и Он представит Мне более, нежели двенадцать легионов Ангелов? как же сбудутся Писания, что так должно быть?» (Матф.26:52-54). Более того, Христос исцелил раба первосвященника Малха, когда ревностный апостол Петр отсек ему ухо.

          Претерпевая  побои, издевательства и распятие, Христос молился о прощении своих врагов. Он нашел смягчающую их вину обстоятельство «не знают, что делают» (Лук.23:34). Более того, не только молитвой, но мученической смертью Он  засвидетельствовал Свою любовь к грешникам: «Ибо Христос, когда еще мы были немощны, в определенное время умер за нечестивых. Ибо едва ли кто умрет за праведника; разве за благодетеля, может быть, кто и решится умереть.  Но Бог Свою любовь к нам доказывает тем, что Христос умер за нас, когда мы были еще грешниками» (Рим.5:6-8). Христова любовь обязывает нас к подражанию, воспетому в известном гимне «О, образ совершенный»:

0 образ совершенный

Любви и чистоты!

Спаситель, Царь смиренный,

Пример мой вечный — Ты.

На лик в венце терновом

Хочу душой взирать;

 Хочу делами словом

Тебе лишь подражать.

 Хочу Твои слова я

Лишь в жизни повторять;

Хочу, благословляя,

Врагам моим прощать.

Хочу о них молиться,

Как Ты молил о них;

 Хочу, как Ты, смириться

Среди сынов земных.

 4. Любви к врагам требует новая природа спасенных

            Христос дал повеление Своим ученикам любить врагов именно потому, что они обрели новую природу, способную на такой подвиг.  Благодать — это не только доброта Бога, примирившего через жертву Христа с Собою мир, не только оправдание грешника по вере, это сила, изменяющая сердца: «Ибо явилась благодать Божия, спасительная для всех человеков, научающая нас, чтобы мы, отвергнув нечестие и мирские похоти, целомудренно, праведно и благочестиво жили в нынешнем веке, ожидая блаженного упования и явления славы великого Бога и Спасителя нашего Иисуса Христа,  Который дал Себя за нас, чтобы избавить нас от всякого беззакония и очистить Себе народ особенный, ревностный к добрым делам» (Тит.2:11-14).

            Если христиане — это новое творение и дети добра, как может ненависть к кому бы то ни было жить в их сердцах? Как могут они  променять Духа Божьего, производящего  «любовь, радость, мир, долготерпение, благость, милосердие, вера, кротость, воздержание» (Гал.5:22,23), на дух зла,  несущего тесноту и скорбь? Любовь это знамя по которому узнаются ученики Христа: «По тому узнают все, что вы Мои ученики, если будете иметь любовь между собою» (Иоан.13:35).  Апостолы призывали церковь высоко держать это знамя. Трижды в Новом Завете говорится: «Смотрите, чтобы кто кому не воздавал злом за зло; но всегда ищите добра и друг другу и всем» (1Фесс.5:15).  Поступать так, значит жить в гармонии с новой природой.          

5. Любви к врагам требует  исполнение великого поручения

            Христос призвал учеников «проповедовать евангелие всей твари» (Мр.16:15). Этим Он подчеркнул интернациональный характер христианства.  В эпоху закона иудаизм   с помощью различных обрядов и правил ограждал себя от смешения с язычниками. Христианство  предназначалась для всех народов, и потому церковь не имела права создавать  преграды для людей из-за национальных или социальных особенностей: «…и облекшись в нового, который обновляется в познании по образу Создавшего его, где нет ни Еллина, ни Иудея, ни обрезания, ни необрезания, варвара, Скифа, раба, свободного, но все и во всем Христос» (Кол.3:10,11).  Нет и не должно быть русского или английского или африканского христианства. Христианство едино -  уходящее корнями к апостолам,  распространяющееся в мире  через проповедь о Христе и добрые дела.

            Христианам во все времена приходилось вторгаться в чуждую культуру и способствовать ее изменению. Конечно, это вторжение вызывало реакцию  отторжения у национальных религий: конкуренты им были не нужны. Тем более что христианство не добавлялось к существующим идеологиям, но стремилось их заменить.

            Уверовавшие  переставали чтить прежних богов,  оставляли распутство, пьянство, кровную месть, театральные зрелища.  Это, несомненно, подрывало вековые устои и вызывало разделение в обществе. Поэтому вторжение в иную культуру было оправданно лишь тогда, когда оно было вторжением любви. Любовь заинтересована в добровольном отклике человека, но не в принуждении. Она  готова страдать, но не причинять страдания.  Она не берет в руку меч из дамасской стали, чтобы убить тело, но мечом духа освобождает душу от демонов и пороков. И если ей приходиться платить высокую цену, она за ней не стоит.

            В 1956 году пять молодых миссионеров  получили от Бога повеление принести  весть о Христе дикому племени Аука в джунглях Эквадора. Однако работа не удалась — их убили туземцы. Миссионеры могли бы легко защитить себя имевшимся на руках огнестрельным оружием, но они только стреляли в воздух. Они понимали, что если убьют врагов, те отправятся в вечный ад, а если враги убьют их, то распахнут им двери  вечной жизни.  И они поступили с Аука по золотому правилу: И как хотите, чтобы с вами поступали люди, так и вы поступайте с ними.

            Многие в последствии осуждали их за неосмотрительность и крайний пацифизм. Однако  Бог оправдал их пред глазами всего мира. Через несколько лет после трагедии,  жена и сестра  погибших миссионеров  ощутили  Божий призыв отправиться к тому злому племени  с благой вестью. И то, что не удалось мужчинам, удалось слабым женщинам -  двадцать восемь дикарей были спасены и приняли крещение в реке Курарай, некогда обагренной кровью мучеников. Среди крещенных было  пятеро  убийц миссионеров во главе с их руководителем — Гикитой… Воистину, кровь мучеников есть семя святых! А что было бы, если бы миссионеры ответили злом за зло? Не закрыли бы они навсегда  путь в вечную жизнь этому племени?

6. Любовь к врагам практиковалась христианской церковью первых трех веков

В своем исследовании о христианском пацифизме богослов  Геннадий Гололоб приводит важные исторические свидетельства  о взглядах ранних отцов церкви:

«Поликарп (69-155), епископ Смирны и мученик, в своей работе “О христианской жизни” писал: «Мы не воздаем злом за зло, не отвечаем на обиду — обидами, на удар — ударом, на проклятие — проклятиями».

Иустин Мученик (100-165) писал о христианах, что те, кто раньше убивал друг друга, теперь не только не настроены против врагов, но и охотно умирают, исповедуя Иисуса Христа.

 Тертуллиан (160-225) …сделал следующее заявление: «Убрав меч Петра, Бог тем самым разоружил каждого солдата» (Tertullian, On Idolatry, 19.3)…  «Убить человека, — по словам Тертуллиана, — это что-то из побуждений от дьявола».

… ещё во II веке перешедший в христианство философ Татиан открыто приравнивает войну к простому убийству, и почетный воинский венок считает наградою, несовместимой с достоинством христианина.

В том же столетии Афинагор Афинский говорит, что христиане не только сами никогда не убивают, но и избегают присутствовать при убийствах. «Мы, думая, что смотреть на убийство почти то же, что совершать оное, отказываемся от таких зрелищ» (Афиногор. Прошение о христианах // Ранние отцы Церкви: Антология. Брюссель, 1988, с. 448).

 Ориген (185-254) был выдающимся писателем и учителем в Александрии. Остаток своей жизни он провел в тюрьме…  В своем апологетическом труде под названием «Против Цельса» (кн. 5) Ориген писал: ”Согласно заветам Иисуса Христа мы переплавили наши тщеславные мечи на плуги и перековали серпы из копьев, которыми пользовались в войне. Ибо мы больше не поднимаем меча ни против какого народа и не учимся воевать, став теперь детьми мира во имя Иисуса” (Джон Уэнгер “Миролюбие”, с. 12).

Св. Климент Александрийский (ум. 217), прямо противопоставляет языческим „воинственным народам» „мирное племя христиан»» (Таубе М.А. Христианство и международный мир. М.: Посредник, 1905, с. 40-41).

…Лактанций в своих «Божественных Наставлениях» задал вполне резонный вопрос: «Зачем воевать и вмешиваться в чужие распри тому, кто в душе своей мирен со всеми людьми?» (см. подр.: Терновский Ф.А. Опыт руководства по церковной истории. Выпуск 1: Три первые века христианства. Киев, 1878).

            Наиболее удачно раннепатристическое учение о непротивлении выразил западный богослов и священномученик Киприан Карфагенский (ум. 258), написав в своем послании к Донату «О благодати Божией» следующее: «Вселенная обагрена кровью человеческой; убийство, почитаемое преступлением, когда совершается частными людьми, слывет добродетелью, когда совершается открыто; злодейства освобождаются от казней не по закону невинности, но по великости бесчеловечия» (Св. Киприан Карфагенский. К Донату о благодати Божией // Отцы и учители Церкви III в.: Антология. М., 1996. Т. 2, с. 350).

Дошедший до нас исторический документ III века «Завещание Господа нашего Иисуса Христа» гласит: «Солдат, если желает креститься, должен отказаться от военной службы, а уже уверовавший, не должен поступать на военную службу под угрозой отлучения от церкви». Подобно ему и литургико-канонический памятник V-го века «Правила Ипполита», основывающиеся на произведении святого Ипполита Римского «Апостольское предание», стоит на позициях, близких к убеждениям Тертуллиана, т.е. запрещают занимать христианам офицерские должности, принимать присягу и участвовать в убийстве человека (см: Kapaшeв А. Отношение христиан первых трех веков (до Константина Великого) к военной службе. Рязань, 1914, с. 45-46)».

             Увы! После того, как во времена императора Константина церковь дала согласие стать  государственной, дух любви к врагам  выветрился из нее. Она находила мирские аргументы для применения силы, что бы освободить мир от ложной религии турок, либо возвратить христианские святыни в земле обетованной,  либо спасти посредством огня души  еретиков.  И здесь руку свою приложил Августин, истолковавший евангельские слова «убедите придти» (Лук.14:23), как «заставьте придти». Так было заложено теоретическое обоснование крестовых походов и ужасной инквизиции. Если бы Августин знал, к каким ужасным последствиям приведет его толкование, он бы поостерегся его применить.   Это отступление от заповеди Христа дало право Гилберту Честертону  саркастически оценить христианскую историю: «Оказывается, христиан надо было ненавидеть не за то, что они мало борются, а за то, что они борются слишком много. Как выяснилось, именно они разожгли все войны. Они утопили мир в крови. Только что я сердился на то, что христиане никогда не сердятся. Теперь надо было сердиться, что они сердятся слишком много, слишком страшно; гнев их затопил землю и омрачил небо».  Какая горькая правда об отступничестве церкви! Однако ни о чем не пожалеет тот, кто следовал ясным и здравым словам Иисуса Христа: «Итак, будьте милосерды, как и Отец ваш милосерд».

7. Любовь к врагам практиковалась нашими современниками

            У нас нет извинений в недобрых чувствах к причинившим нам боль людям, поскольку наши современники, находясь в переживаниях более худших, но проявляли любовь к врагам. Только не подавленный  эгоизм мешает нам последовать их примеру. Я уже упомянул о подвиге любви  миссионеров племени Ауко, здесь же расскажу о герое веры — миссионерке из Голландии Корри тен Боом, книгу которой «Иисус — Победитель»  прочитал еще в юности. Эта поучительная история взята здесь — [http://choose-life.ru/themes/korri-ten-bum] :

            «Корри вспоминала о том, что когда ей исполнилось 23, она была близка к замужеству. Открытого предложения не было, но было безмолвное понимание, что она невеста Карла – приятного молодого человека. Когда дружба между ними окрепла, Карлу пришлось куда-то уехать, и между ними завязалась оживленная переписка. Но постепенно письма стали приходить все реже и реже и, наконец, вовсе прекратились. Однажды Карл пришел в гости к Корри с миловидной девушкой и представил ее как свою невесту. Корри приняла их приветливо, едва сдерживая нахлынувшие слезы, угостила их свежим кофе с печеньем, но как только за ними закрылась дверь, она убежала наверх в свою спальню и, упав лицом в подушку, дала полную волю давно душившим ее слезам.
Послышались шаги. К ней шел отец. Корри на момент почувствовала себя маленькой девочкой, которую идет утешать папа. Больше всего она боялась, что он скажет: «Ничего, пройдет, будут другие…» Но он не сказал этого, а только очень ласково промолвил: «Корри, знаешь, почему тебе так больно? Потому что это – любовь, а любовь – самая могучая сила в мире, и когда ей преграждают путь, бывает очень больно. Когда же это случается можно сделать две вещи: убить любовь, чтобы не было больно, но тогда, конечно, с нею умрет и часть тебя, или начать просить Господа пустить ее по другому руслу. Бог любит Карла больше, чем ты, Корри. Он может дать тебе другую любовь к нему. Всякий раз, когда мы не можем любить кого-нибудь по-человечески, Бог открывает возможность любить их иначе, более совершенным образом, таким, каким любит Он Сам».

            Позже Корри рассказывала об этом так: «Я тогда не знала и не понимала, что отец вручил мне ключ не только к одному из мрачных моментов в моей жизни, но и к гораздо более темным комнатам, в которые мне еще предстояло войти, к местам, где по-человечески вообще было нечего любить. Тогда же я должна была отказаться от Карла, не расставаясь при этом с чувством радостного удивления, связанного с любовью к нему»…

            …Это произошло в 1947 году, в Мюнхене, в одной из церквей. Она приехала в побежденную Германию с Благой Вестью о Христе и Его всепрощении…Многие люди в церкви, слыша, что Бог, прощая наши грехи, не вспоминает их более, молча вставали, брали свои пальто и безмолвно уходили… Слишком много шрамов и боли оставила в их сердцах безжалостная война. После служения к Корри подошел лысеющий мужчина в сером пальто и коричневой шляпой в руках. Он улыбался и вежливо кланялся. Корри внимательно смотрела на него и перед ней моментально промелькнула синяя форма и фуражка с кокардой, а на ней череп и накрест две кости. Она сразу же узнала в нем бывшего надзирателя, одного из наиболее жестоких карателей и конвоиров в концлагере Равенсбрюк, офицера СС. Вспомнила стыд, с которым она, ее бедная сестра Бэтси и другие женщины нагишом проходили перед надзирателями и вот этим человеком.

Корри пишет о глубокой внутренней борьбе: “Вот он стоял против меня с протянутой рукой, и я слышала его голос: “Фройлян, как приятно было слышать, что все наши грехи Бог бросает в пучину морскую и не вспоминает более”. Он говорил, а я, которая только что так убежденно говорила о прощении, стояла и смущенно рылась в сумке, не в силах протянуть ему руку. «Вы упомянули Равенсбрюк в своей речи, — продолжал он, — а я был там надзирателем. Но с тех пор я стал христианином и знаю, что Бог простил мне все те жестокости, которые я совершал. И все же мне хотелось бы услышать слово прощения из ваших уст, фройляйн. Вы можете простить меня?». В памяти у Корри опять всплыла медленная, ужасная смерть ее сестры… Мужчина стоял с протянутой рукой, рассчитывая на прощение. Это длилось всего несколько секунд, но для Корри они показались вечностью. Она продолжает: «Иисус, помоги мне, — взмолилась я про себя, — я могу протянуть ему руку, и это все, что я могу сделать сама, а Ты дай мне нужное чувство». Корри протянула ему свою руку – бывшая арестантка – бывшему лагерному стражу. «Я прощаю вас, брат… от всего сердца». Позже она писала: «Я никогда не ощущала Божьей любви так остро, как в тот момент. Но и тогда я понимала, что это не моя любовь, а именно Божья. Я пробовала любить, но у меня не было на это силы. Но тут действовала сила Духа Святого и Его любовь…» После этого она имела полное право сказать: «Прощение – это волевое решение, а воля может функционировать независимо от температуры сердца» и еще: «Память – это ключ не к прошлому, но к будущему».

            Да даст Господь нам, христианам  21 века, исполнить заповедь Христа о любви к врагам — выше и необходимее этого подвига ничего нет на свете!

Вам так же может быть интересно:

2 Коммент. к статье “Любить врагов”

  1. 2
    )i( говорит:

    Значит — «Если меня Любят, то я должен ненавидеть а ненавидящих меня Любить».
    А я Вам говорю — Любите всех, Любящих и ненавидящих Вас.
    Ибо нет средь Вас Божьего сына, который не препятствовал разуму своему сердцем своим…)i(
    Александр

  2. 1
    )i( говорит:

    «Любовь за любовь, благодеяние за благодеяние в Божьих очах является заурядным делом.»
    Значит — «Если меня Любят, то я должен ненавидеть а ненавидящих меня Любить».
    А я Вам говорю — Любите всех, Любящих и ненавидящих Вас.
    Ибо нет средь Вас Божьего сына, который не препятствовал разуму своему сердцем своим…)i(
    Александр

Вы можете оставить комментарий или задать вопрос

 Максимальное количество символов
ЧИСТЫЙ ИНТЕРНЕТ - logoSlovo.RU Каталог христианских сайтов Для ТЕБЯ